Расскажи друзьям:
Меню сайта


Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.
» » Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. Часть 2

Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. Часть 2

Размер шрифта: A A A


Ныне, по юбилейной весне, сия тронная дремота была прервана полуторанедельной поездкой в те древние области, где когда-то раскинулись просторы Суздальской и Московской Руси, где крепили свою вотчину рачительные бояре Романовы. К городу Владимиру двинулись в вагоне литерного экспресса - через Москву. Канцелярия и спецслужбы хорошо, надежно подготовились к данному «паломничеству». И не напрасно: у всех на памяти была еще прискорбная киевская эпопея в сентябре 1911-го, когда от рук террориста-одиночки пал в театральном антракте премьер-министр Петр Столыпин.

На сей раз охрана и технические работники не сплоховали. 16(29) мая около трех часов дня императорский состав, скрипнув тормозами, благополучно остановился у вокзальной платформы Владимира. Царь выслушал рапорт губернатора и командующего войсками округа, поприветствовал почетный караул и принял общественные депутации с хлебом-солью. Прямо с вокзала Николай и престолонаследник Алексей в открытом автомобиле двинулись в Успенский собор (архитектурный прообраз одноименного кремлевского собора в Москве, где проходили все коронации русских монархов), а сзади в иных машинах отца и сына сопровождали мать и дочери, сестры Алексея.

Пребывание на берегах Клязьмы было наполнено духовно-религиозными «экскурсиями». Дмитриевский собор во Владимире и Рождественский монастырь в соседнем Суздале. Там же - Ризположенский и Покровский монастыри. В Покровском венценосец собственноручно отобрал с полсотни ценных икон для петербургского Русского музея имени Александра III. Под сводами Спасо-Евфимиевской обители, у гробницы князя Дмитрия Пожарского священники отслужили заупокойную литию. Колоритный штрих: по случаю праздника власти амнистировали 40 заключенных из арестантских рот и еще 86 - из губернской тюрьмы. Кроме того, купцы-старообрядцы пожертвовали солидную сумму на закладку Троицкой (Красной) церкви, и ее силуэт стал последней культовой постройкой в предреволюционном Владимире.

Царь не мог пропустить и легендарного села Боголюбова, где жил, а летом 1174 года погиб от мечей и ножей заговорщиков князь Андрей Боголюбский - сын Юрия Долгорукого и внук Владимира Мономаха. Визит был значим хотя бы потому, что именно князь Андрей фактически перенес столицу из Киева во Владимир, то есть из Юго-Западной Руси в пределы великорусских земель. Местный монастырь встретил августейшую фамилию колокольным звоном и музыкальными переливами. В храме царь и домочадцы отстояли молебен, приложились к чудотворной иконе Боголюбской Божией Матери и надгробию с частицей мощей князя Андрея. Императору поднесли искусно выполненную копию Боголюбской иконы.

17(30) мая царский поезд подошел к перрону Нижегородского вокзала. Город тонул во флагах, цветах, гирляндах. Почти сразу же высокие гости отправились в Преображенский кафедральный собор, где у могилы Козьмы Минина, как и у гроба князя Пожарского в Суздале, прозвучала краткая заупокойная лития. Вслед затем на Благовещенской площади был заложен памятник обоим героям. Словно в калейдоскопе, чередовались приемы и аудиенции. На большой, в 80 саженей (свыше 170 метров), барже раскинулся просторный шатер, где повелителю представлялись промышленники и посланцы судоходных компаний - директора, хозяева и работники пароходных обществ, старейшие волжские капитаны.

В городском Кремлевском дворце государя посетили депутации различных социальных слоев, причем иудейская группа поднесла ему Свиток Торы, и Николай внимательно взглянул на витиеватые ивритские письмена. Император побывал в отделении Госбанка и Благородном собрании, а вечером на речном судне «Царь Михаил Феодорович» состоялся ужин для избранных, названный почему-то «обедом» (впрочем, нам известно из предыдущих публикаций, что царское семейство, сытно питавшееся в течение дня, ужин для себя не накрывало, так что этот гастрономический термин в монаршем обиходе не употреблялся). По окончании застолья почетные гости разместились на приготовленном для них комфортабельном пароходе Министерства путей сообщения «Межень» и отплыли вместе с сопровождающей флотилией вверх по Волге в Кострому - колыбель Романовской династии.

С КОЛОКОЛЕНКИ СОСЕДНЕЙ ЗВУКИ ВАЖНЫЕ ТЕКЛИ...

Около 10 часов утра 19 мая (1 июня) «Межень» пришвартовался у Царской пристани близ исторического Ипатьевского монастыря, где в «палатах бояр Романовых» укрывались от многочисленных опасностей юный Михаил и его мать инокиня Марфа - жена митрополита Ростовского Филарета, ставшего впоследствии, по возвращении из польского плена, русским патриархом и соправителем своего венценосного сына. Возле обители, во вратах Зеленой башни императора, одетого в мундир 13-го гренадерского полка, приветствовал крестный ход с Феодоровской иконой Божией Матери, который возглавил архиепископ Костромской и Галичский.

Священнослужители несли уникальные реликвии московского посольства, прибывшего в Кострому весной 1613-го под началом боярина Федора Шереметева, чтобы просить Михаила, избранного на царство решением Земского собора, принять монарший венец и спасти страждущую Русь от безвластия и раздоров. Народ благоговейно смотрел на фонарь, крест, образ Богоматери и посох. В тот же день распахнул двери роскошный Романовский музей, и масса посетителей устремилась взглянуть на его экспозиции.

В Дворянском собрании, как гласили сухие строки официального отчета, «Их Величества удостоили затем принять приглашение откушать чай». Раздалась здравица за государя и государыню, покрытая криками «ура» и пением Народного гимна «Боже, Царя храни». Город сверкал сказочной иллюминацией и до глубокой ночи «плескал» во все стороны празднующей, ликующей публикой. Вообще Кострома ощутимо выделялась в этом смысле на фоне остальных вех царского маршрута. Премьер-министр граф Владимир Коковцев (умерший 30 лет спустя глубоким, под девяносто, стариком в январе 1943-го в оккупированном нацистами Париже) писал в мемуарах, что, сопровождая самодержца в поездке по Центральной России, он не узрел «настоящего энтузиазма». Однако наблюдались приятные изъятия. «Большое впечатление, - указывал глава правительства, - произвела только Кострома. Государь и Его Семья были окружены сплошной толпой народа. Слышались неподдельные всплески радости...»

Нечто подобное, кстати, произошло и с императрицей Екатериной II. Знаменитый историк Василий Ключевский насчитал сразу несколько вояжей непоседливой повелительницы в 1760-х годах - в Ростов Великий и Ярославль, в прибалтийские губернии, по Ладожскому каналу («прекрасному, но заброшенному») и, наконец, «в Азию», то есть вниз по матушке по Волге. Сопровождаемая изрядной, до двух тысяч человек, свитой и дипломатическим корпусом, она села весной 1767-го в Твери на барку и спустилась к Симбирску, откуда потом изволила вернуться по сухопутью в Москву.

Повсюду помазанницу Божию встречали с неописуемым восторгом. Екатерина Алексеевна признавалась, что даже «иноплеменников» (чужих послов) прошибали слезы при виде русского народного счастья. А в Костроме - опять в Костроме! - руководитель «экспедиции» (этой поездки) граф Захар Чернышев, герой Семилетней войны, взявший на щит кайзеровский Берлин, проплакал весь парадный обед: так растрогало его обхождение провинциального дворянства. Где-то по дороге мужики принесли церковные свечи, дабы поставить перед царицей, как перед иконой. «С чем, - сообщала Екатерина своим адресатам, - их прогнали...»

Через полтораста лет обстановка, разумеется, изменилась - Россия неудержимо шествовала к революции. Но Кострома осталась, как ни странно, надежным островом и несокрушимой твердыней монархических устоев и монархического сознания. Здесь Николаю II представлялись, наряду с прочими, потомки Ивана Сусанина - не платившие налогов и не несшие казенных повинностей крестьяне-белошапцы (в том числе унтер-офицер лейб-гвардии Конно-гренадерского полка Собинин, чей род велся напрямую по линии дочери народного героя Степаниды Ивановны).

Продолжение Следует

Яков Евглевский.

Секретные Материалы №21 2013г.



Эту страницу можно сохранить в соц. сетях и показать друзьям.


Категория: Новости / Тайны истории | Просмотров: 1604

Читайте также:
  • Пётр и Пётр
  • Полный титул российского императора Николая Второго
  • Страницы дневника верующего «сепаратиста»
  • Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. Часть 3
  • Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. ЧАСТЬ 1
  • 9 июня «мировая общественность» скромно отмечает день рождения Петра I. Разные люди отмечают этот
      Полный титул российского императора Николая Второго состоял из 113 слов Полный титул
    День первый. Упавшие духом. Плачь Ярославны.     После отхода наших, конечно, «кошки на душе
    ПОЕДЕМ В ЦАРСКОЕ СЕЛО! После Костромы были Ярославль и Ростов Великий, вслед за чем августейшая
    РАССТОЯНИЕ: ВЕРСТЫ, МИЛИ... Основные празднества состоялись в феврале в имперской столице, на