Расскажи друзьям:
Меню сайта


Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 30 дней со дня публикации.
» » Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. ЧАСТЬ 1

Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. ЧАСТЬ 1

Размер шрифта: A A A


Самодержец не ограничился, впрочем, праздничными мероприятиями в столице, хотя и не пошел на поводу у активистов Дубровинского Союза Русского народа, требовавших еще под Новый, 1913-й, год, чтобы центром предстоящих торжеств стал не относительно молодой Петербург, а глубинные области «исконной земской России». Той самой, что «приветствовала первого Романова и помогала ему в тяжком подвиге устроения и замирения Родины». Разделяя в принципе подобную оценку, Николай II - хороший семьянин и добрый отец - не желал в то же время делать непрактичных опрометчивых шагов, то есть ехать зимой по морозной погоде в отдаленные, за сотни верст от Петербурга, районы бескрайней России. Он предпочел отложить сей бросок на три месяца вперед, в теплые солнечные дни. Получилось так, что грандиозное, полуторанедельное путешествие плавно «вытекло» из ответственной внешнеполитической акции - последней встречи русского царя с германским кайзером.

В начале мая Николай Александрович прибыл в Берлин по «гостевому поводу» - поприсутствовать на свадьбе дочери Вильгельма II принцессы Прусской Виктории Луизы с герцогом Кумберлендским Эрнстом Августом. За кулисами державные повелители встретились в приватном порядке и откровенно побеседовали на все злободневные темы. Государь заявил, в частности, что Зимний дворец удовлетворен положением дел на Балканах и готов отказаться от традиционных - чуть не с эпохи Вещего Олега - русских притязаний на Константинополь и морские проливы Босфор и Дарданеллы, оставив Турцию в роли их бессменного «привратника». Но при одном твердом условии: Германия должна удерживать свою близкую союзницу - «вальсирующую Вену» - от опасной политики территориальных захватов, дабы многострадальные балканские славяне могли сами устраивать собственную судьбу. Разговор прошел в дружеских, приветливых тонах, но о серьезном улучшении связей не было и речи. В кайзеровском дворце не придали этим контактам большого значения, и Вильгельм II стал проникаться фаталистической мыслью о неизбежности близкой европейской войны между, как он позднее выразился, двумя враждебными расами - романо-славянской и германской.

Сознавая, что визит не принес желаемых плодов и не повлек ощутимой разрядки, Николай II поспешил - понятно, с соблюдением всех норм дипломатического этикета - домой, в Россию и 13(26) мая приехал по железной дороге в Царское Село. Здесь было решено отправиться, не задерживаясь - пока стоит теплая, солнечная погода,- в давно намеченное путешествие по историческим местностям, где три века назад происходили события, неотделимые от воцарения самодержца Михаила Феодоровича Романова.

ДАЛЬНИЙ ПУТЬ ТОРОПИТ НАС...

14(27) мая страна, словно забыв о Ходынской катастрофе, унесшей жизни сотен людей, отметила 17-летие со дня коронации монаршей четы - Николая Александровича и Александры Феодоровны. А на следующее утро августейшее семейство в полном составе (невзирая на легкое недомогание императрицы и престолонаследника Алексея) двинулось в «поход». 16(29) мая временно управляющий министерством императорского двора князь Василий Кочубей сообщил в печатном официозе «Правительственный вестник»: «Их Величества государь император и государыня императрица Александра Феодоровна с наследником цесаревичем и великим князем Алексеем Николаевичем и августейшими дочерьми (Ольгой, Татьяной, Марией и Анастасией. -Я.Е.) изволили отбыть 15-го сего мая из Царского Села для присутствовали на торжествах по случаю празднования 300-летия царствования Дома Романовых в городах Владимире, Суздале, Нижнем Новгороде, Костроме, Ярославле, Ростове, Переславле и Москве».

Строго говоря, этот вояж был первой большой поездкой императора по России за 22 года после его так называемого Восточного путешествия 1890-1891 годов еще в качестве цесаревича. В то далекое время будущий русский суверен посетил огромные пространства Евразии, включая и пределы России, относящиеся к сему исполинскому материку. Ему довелось познакомиться с Египтом, Индией, островом Цейлоном, Таиландом (Сиамом), китайским Гонконгом и Японией, где произошел прискорбный инцидент в городе Оцу (полицейский-фанатик попытался ударом палаша убить высокого гостя, но покушение ограничилось закрытой черепно-мозговой травмой, что, кстати, предопределило отрицательное восприятие Николаем Страны восходящего солнца и ее неприхотливых аборигенов).

В мае 1891-го, возвращаясь в Россию, престолонаследник прибыл во Владивосток и поучаствовал там в символической акции - закладке Великого Сибирского пути (Транссиба) на восточном его конце. Такой шаг был не просто пропагандистским жестом, но и вполне осязаемым административным действием: августейший отец, Александр III, назначил своего голубокровного отпрыска председателем Комитета по сооружению тысячеверстной, самой длинной на планете стальной магистрали. И любознательный Николай живо интересовался проектом и постройкой этой поистине невиданной транспортной линии. Но после «рейда» на Восток Николай Александрович уже никуда далеко не уезжал и с Россией, по крупному счету, не знакомился.

Случались разве что отдельные «ревизии» отдельных местностей, совсем не напоминавшие, скажем, беспрестанные странствия Петра I по вверенному ему Богом Отечеству. Так, в самом начале своего монархического «полета» Николай II побывал на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде, присутствовал в Киеве на освящении Владимирского собора, а позже заглянул в Варшаву - центр Царства Польского. Особой строкой надлежит упомянуть летне-осенний отдых 1900-го в Ливадии, где государя угораздило захворать брюшным тифом и надолго слечь в постель. Спустя год он принимал в Спалене (резиденции старых польских королей), что в Беловежской Пуще, принца Генриха Прусского, родного брата кайзера Вильгельма, охотился и откровенничал с ним. Потом были Курск, Полтава, где император встречался с крестьянами и дворянами, паломничество в Саровскую пустынь - на перенесение мощей святого Серафима Саровского.

Немалую роль играли, разумеется, международные дипломатические визиты. В 1896-м самодержец ездил в Вену - «представиться» старейшему европейскому небожителю Францу Иосифу. Вскоре - в Бреславле и Герлице - «Ники» любовался маневрами германской армии и обменивался мыслями с гостеприимным «Вилли». Чуть позднее - в рамках семейно-династических контактов - направился в Данию (на родину своей матери, Марии Феодоровны), вслед за чем около двух недель жил в стенах шотландского замка Бельмораль, коротая досуг с престарелой королевой Викторией - бабушкой его жены, Александры Феодоровны.

Мощный отклик во всем мире вызвала искрометная поездка высочайшей четы во Францию, с которой предшественник Николая II, император Александр Александрович, кого народная молва окрестила царем-Миротворцем, подписал договор о союзе и взаимопомощи. Нежные молодые родители взяли с собою десятимесячную дочку Ольгу, и респектабельный парижский «Журналь де Дебат» всерьез предложил наречь Ольгами всех французских девочек, родившихся в октябре 1896-го, - примерно так же, как древние иудеи в IV веке до новой эры назвали Александрами мальчиков (а в семьях, где были двойняшки, - только первенцев), увидевших свет в те дни, когда победоносный завоеватель вступил в сданный без боя Иерусалим. Во Франции конца XIX столетия до такой экзотики не дошло.

Приходилось, естественно, выстраивать отношения со всеми странами - и дальними, и близкими, расположенными по периметру русской границы. Встречи с Вильгельмом II носили, в общем-то, регулярный характер, хотя войны предотвратить не сумели. Царь выезжал для этого в Данциг, Ревель, Висбаден, Бьорк, Свинемюнде, финские шхеры. Осенью 1903-го опять вдыхал воздух волшебной Вены и в компании Франца Иосифа отстреливал диких зверей на горном курорте Мюрцштеген. Летом 1909-го нанес визиты во Францию и Англию, наблюдая там за военно-морскими парадами, причем до Парижа «не доехал». Наконец, в июне 1914-го, буквально накануне мировой сечи, Николай в сопровождении всех домашних гостил в Констанце, где его привечала румынская королевская семья. В салонах Петербурга и Бухареста настойчиво твердили, что близка помолвка старшей дочери русского венценосца великой княжны Ольги Николаевны (кого десятимесячным ребенком годы назад возили в союзный Париж) с румынским принцем Каролем Гогенцоллерном...

Продолжение Следует

Яков Евглевский. 

Секретные Материалы №21 2013г.



Эту страницу можно сохранить в соц. сетях и показать друзьям.


Категория: Новости / Тайны истории | Просмотров: 1657

Читайте также:
  • Полный титул российского императора Николая Второго
  • Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. Часть 3
  • Тайны всей жизни. Романов Николай Александрович. Часть 2
  • В конце июля 1914 г. мир оказался перед лицом Мировой войны…
  • Манифест Александра II
  •   Полный титул российского императора Николая Второго состоял из 113 слов Полный титул
    ПОЕДЕМ В ЦАРСКОЕ СЕЛО! После Костромы были Ярославль и Ростов Великий, вслед за чем августейшая
    КАК ВСЕ ВОКРУГ МЕНЯ ПЛЕНЯЕТ ЧУДНО ВЗОР! Такова была география царских маршрутов по России и
    28 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии, тяжелая австрийская артиллерия начала обстрел
    В школьной программе по истории есть такая дата, как 19 февраля 1861 года. Именно в этот день